Деревня: Кигазы

Кигазы находится при одноименной речке. Об этой деревне и ее жителях опубликованные материалы рассказывают лишь с 1709 г., хотя это поселение по своему происхождению более древнее. Так, в том году мишар из д. Мряково Осинской дороги занял у муллы д. Кигазы Чурагула Тойгильдина 37 руб. При этом было оговорено, что «за те взятые деньги жить мне, Муртазе Тюбаеву с женою, у Чурагула впредь до сроку на 5 лет. И живучи всякая ево домашняя и отъезжая работа нам работать, и во всем ево, Чурагула, и домашних ево слушать, и ни в чем не огурятца, и над домом ево и над скотом и над животом (т.е. имущество) никакова дурна и хитрости не учинить. А за вину ево и жены ево ослушание вольно ему, Чурагулу, нас смирять домовым смирением. А пить и есть на той ево работе в те годы нам ево, хозяйское, а одежда и обувь носить вся своя». После отработки этой суммы «сию запись выдать мне (Муртазе) безденежно» .
В другом документе за этот же год говорится о том же мулле. Суть его в том, что башкир Ельдятской волости Ногай Бикчурин (тамга  ) «с товарыщи» уступил навсегда мулле Чурагулу «старинную дедовскую вотчину» с условием «помочь Ногаю в подмогу ясака на год 5 алтынов по вся годы» .
Третий из материалов представляет большой интерес. В 1711 г. крестьянин из Кунгурского уезда М. Д. Чернышев для башкира Сатлыка Кузеева в д. Кигазы на р. Бур-ма построил «колесчатую мельницу об одном поставе». Но договорились «о двух поставах». Обязался достроить эту мельницу. До завершения работы он жил в мельнице . Этот факт свидетельствует о давних традициях кигазинцев в земледелии. Через два года Сатлык Кузеев ( ) заключил договорную запись о ремонте мельницы, о которой только что говорилось .
В 1727 г. башкир д. Унлар Сибирской дороги Смаил Минлигулов занял у башкира д. Кигазы Юнуса Тойгильдина 6 руб. и за это «заложил первый второму 10 бортей и 2 козы» . Через 4 года сын упомянутого Сатлыка Кузеева Умир Сатлыков выступает в роли заимодавца .
Как видим, в документах фигурируют одни и те же кигазинцы и их дети, которые выступают самыми активными общинниками.
Такая же активность кигазинцев наблюдается и в годы Крестьянской войны 1773—1775 гг. Сотник деревни Арслан Урангулов (Рангулов) стал повстанческим атаманом и полковником. 24 мая 1774 г. он с другими старшинами взял д. Старобалтачево, где жил старшина Кара-Табынской волости Кулый Балтачев, сотрудничавший с властями в борьбе с восставшими. Башкиры из Таныпских волостей во главе с Буляком Якуповым, Аладином и Арсланом Рангуловыми под Бирском встретились с правительственными войсками майора О. И. Дуве. Вот как последний описывает этот бой: «Башкиры не дожидаясь ничего, начали дело в 11 часов поутру с превеликим криком и окружили меня совсем, куцы на все стороны оборонятца должен был, с коими я 4 часа дрался. Множественное число злодеев почти преодолело. Я принужденным нашолся последний резерв взять ... который обратил в бегство злодеев...» . Полковник Пугачева Арслан Рангулов на допросе говорил, что «Салават Юлаев, взяв ево, были обще против команды подполковника Рылеева на сражении» . Это произошло 22 сентября 1774 г. близ Елдякской крепости около д. Нуркино.
По свидетельству карателя подполковника И. И. Михельсона от 25 июня 1774 г., сообщившего уфимскому коменданту об отъезде раненого Салавата Юлаева с группой башкир из-под Осы на р. Ай и о мерах к его поимке, Салават Юлаев «чрез Танып под деревню Чипчиковой прошедшей ночи переправился и побежал на деревню Кигазы с намерением пробраться в свое жилище на Ай» . Такого характера события разворачивались вокруг д. Кигазы и в волости, и непосредственное участие в них принимали кигазинцы. На земле кигазинцев по договору вотчинников возникли удмуртские дд. Калмиярово, Красноярово и Балтачево (ныне Татышлинского района).

Документы по теме: