Раиль Кузеев: «Большинство проживающего в Башкортостане населения – башкиры»


От редакции портала «Башкирика»: Интервью с патриархом башкирской истории, выдающимся этнологом, член-корреспондентом РАН Р.Г. Кузеевым было записано в 1999 году для газеты «Йэшлек», однако, мы уверены, не потеряло актуальности и в наши дни. Мы перевели его на русский язык, чтобы интервью было доступно для прочтения массовой аудиторией.

В эти дни один из самых уважаемых и выдающихся представителей нашего народа, крупный ученый Раиль Кузеев отмечает свой 70-летний юбилей. Необходимо отметить, что его книга «Башкирские шежере» как живой памятник его труду, а подобных ученых в истории не так уж много. Сегодня он гость газеты «Йэшлек».

 Раиль Гумерович Кузеев родился в 1929 году в деревне Аминево Чишминского района Башкортостана. Этнолог, историк-тюрколог, востоковед. Член-корреспондент РАН, академик АН РБ, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, полноправный член Российской академии социальных наук, Международной тюркской академии, почетный член Национальной академии Чувашской Республики, почетный профессор Восточного университета, заведующий отделом народов Урала УНЦ РАН, директор Музея археологии и этнографии УНЦ РАН, советник Президента Республики Башкортостан.
Научные труды: Этнографические очерки по истории Башкирии. часть 1. Уфа, 1957; Башкирские шежере. Уфа, 1960; Происхождение башкирского народа: этнический состав, история расселения. Уфа, 1974; Историческая этнография башкирского народа. Уфа, 1978; Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: этногенетический взгляд на историю. Уфа, 1992.

Раиль Гумерович, ваше семидесятилетие – это радостное событие для всех соотечественников, так как Вас, башкирского ученого мирового уровня и неутомимого общественника, знают, уважают и любят многие. 70 лет - не мало, с какими мыслями и чувствами приближаетесь к этой дате?
- Сначала спасибо за теплые слова. Действительно, человек старея, начинает оглядываться на прошедшее. Но у меня сидеть задумавшись времени никогда не было. Все стремлюсь работать и работать. А свою научную биографию я начал с этнографии башкир. Этот период моей жизни был самым дорогим и интересным. Помню, за «Башкирские шежере» получил строгое предупреждение, отругали за то, что публикую старые, никому ненужные тамги… Потом выпустил книгу о происхождении башкирского народа. Но у нас ведь в России все сложно. Поэтому одно время занимался археографией и современными проблемами – этносоциологией. Когда начались перемены, мы, а это не только этнологи, но и историки, химики, физики, - начали интересоваться современными проблемами. В этом направлении за последние 10 лет я написал значительное количество трудов. Сейчас, дожив до 70 лет, мечтаю опять заняться этнографией, т.е. вернуться к классике. Да и неопубликованных работ также порядочно накопилось.
- Эти работы, на какие они темы?
- Во-первых, у меня собрано около 8 тысяч тюркских тамг. Из них 7- башкирские. Это очень хороший источник о социальной жизни, происхождении и миграциях башкир. Эти тамги, исторические предания, шежере, названия родов и племен, так называемые этнонимия, этногония – все это определяет сознание. Потому что у многих народов не было древней письменности и алфавита.
- Писали тамгами. В том числе, и башкиры.
- Башкирские тамги я собирал на протяжении 20-25 лет. Часть вошла в книгу «Происхождение башкирского народа». Некоторые использовал при написании статей. А все вместе, в виде таблицы, лежит в архиве.
- Необходимо издать, давайте начнем. Кстати, в издательстве «Китап» уже третий год стоит госзаказ на «Башкирские шежере», но из-за отсутствия рукописи не могут выпустить…
- Я собрал 50 шежере, которые составят четыре книги. Это по северо-востоку и Южному Уралу. Есть еще демских башкир. Особенно уделил внимание северо-западу. Первую книгу к лету подготовим и, думаю, сдадим в печать.
- В этом году летом исполняется 275 лет с основания Российской академии наук. Академические научные традиции имеют глубокие корни в нашей республике. Возьмем, например, первого член-корреспондента РАН П. Рычкова. Потом С. Руденко, П.-С. Паллас, И. Лепехин и другие. Их научная деятельность была тесно связана с Башкортостаном. Издательство давно задумало выпустить их труды, но начался экономический кризис и денег не хватает. Вы сами, как академик и советник президента, не думаете обратиться в высшие инстанции по поводу государственной защиты научного наследия, этой настоящей сокровищницы?
- В этом направлении работа ведется. Наши ученые подготовили к печати «Топографию Оренбургской губернии» Рычкова. С президентом Академии наук Башкортостана Робертом Нигматуллиным решаем вопрос с финансированием. А насчет выпуска целой серии, я думаю, правительство не будет против включения ее в госзаказ. Этот сторону вопроса также продумаем.
- Спасибо, Раиль Гумерович. Над чем работали в последние годы?
- Как уже сказал, подчиняясь велению времени, изучал современные процессы, социологию и самое наболевшее – будущее народов республики, башкирского народа. Это самый важный вопрос для наших ученых, мне кажется. В связи с этим, правительство поручило академии наук разработать программу «Народы Башкортостана». Мы ее подготовили. Было много споров. Три раза рассматривали на семинаре. Три раза нас «били», хвалили, «кусали». Все было.
- А за что «били»?
- Ставится вопрос: башкиры, проживая внутри России, не подвергнуться ли постепенно аккультурации, ассимиляции. Я думаю, такая опасность существует. Но есть и нюансы. Ведь нельзя же тянуть народ назад, испугавшись ассимиляции, аккультурации. Народ должен идти вперед.
- Да, есть и такое.
- В национальной культуре должно быть прочное основание, нерушимая опора – традиционный компонент. Но культура живет только когда постоянно обновляется (модернизация). В век высоких технологий мы же не может сказать населению Башкортостана не пользоваться интернетом, компьютерами. И еще, гражданин Башкортостана кроме своего родного, должен знать и русский язык, да и английский, французский тоже кто-то должен изучать. Модернизация все равно нужна. Это – одна сторона. С другой стороны, народ, опасающийся ассимиляции, аккультурации, станет отсталым.
- Наш народ оставили позади. Ущемление башкирского языка во всех сферах, преимущественное проживание в деревне, малое количество людей с высшим образованием и другие факты свидетельствуют об этом.
- Однако не все так плохо. Сейчас у Башкортостана есть суверенитет. Республика сильно изменилась за последнее десятилетие. Раньше на наших улицах невозможно было услышать башкирскую или татарскую речь. Сейчас идешь из университета, в трамвай набивается молодежь и свободно в полный голос говорит на родных языках. И в магазинах, театрах также. Сами театры также полны народом. В башкирский театр билеты надо покупать заранее. Во-вторых, у нас свое правительство, конституция. Башкир и других народов республики защищает Конституция. Не хватает школ – строим. Классы нужны – открываем. У татар театра нет – закладываем. Для мари создаем условия. Раньше в Башкортостане таких условий не было. Самое главное, должна быть дружба народов и ее необходимо сильно беречь.
- Голосование за проект Закона РБ о государственных русском и башкирском языках прошло, в основном, спокойно. Значит, если не вмешиваются в нашу внутреннюю политику, особенно соседние республики, то проблемы решаются легче.
- Все равно ожидать единого мнения не правильно. В народе ходит разная информация, самосознание также разнится, поэтому реакция также может быть разной. Чтобы закон был понят и принят необходимо время.
- Конечно, вы правы.
- Наш отдел народов Урала несколько раз предлагал вывести языковые вопросы для дискуссионного обсуждения на семинаре. Так как тут есть проблемы. Например, по переписи 1989 года 235 тысяч башкир назвали родным языком татарский.
- Возможно это из-за того, что в школе учились только по казанским учебникам, слушали татарское радио, смотрели казанское телевидение?
- Возможно. Но вот в Пермской области в Бардымском районе есть гайнинские башкиры – они также входят в эту группу. Их язык можно назвать и татарским, и северо-западным диалектом башкирского языка. Есть и книга Сарии Миржановой «Северо-западный диалект башкирского языка». Директор казанского Института языка и литературы Мирфатих Закиев также этого мнения. А я в молодости хорошо знал Тагира Галлямовича Баишева. Работал вместе с ним в Институте истории, языка и литературы. Хороший был старик. Он организовывал большие экспедиции в наши северо-западные районы. Его отчеты хранятся в нашем архиве. Один 700-страничный отчет называется «Северо-западный диалект башкирского языка». Он нашел в лексике и фонетике татаризованных башкир много элементов башкирского языка. Поэтому утверждал, что нельзя называть его татарским языком. Однако в лингвистике невозможно сказать и отрезать. Идут процессы. Если мы сегодня начнем жёстко с ними работать, они завтра станут татарами. С 1979 по 1989 год башкиры и так уменьшились на 120-130 тысяч человек. Некоторые видят причины этого якобы в упадке башкирского народа, или в миграциях. Все не так. В этих районах башкир становится меньше, татар – больше. Значит идет ассимиляция, аккультурация. А по моему мнению, в Башкортостане башкиры, хотя и не большинство, но их численность должна быть больше, чем указывается в современных источниках. Не 22, а около 35-40%, по-моему.
Сейчас в местах проживания башкир открываются классы, изучается язык – все это возможно приведет к возвращению реальной картины.
Недавно ездил в д. Карявды Чекмагушевского района. Это древняя башкирская деревня, но там все разговаривают на татарском. Комиссия министерства образования приезжала, проводила опрос на каком языке вести преподавание. Более 50 процентов ответила «на башкирском».
- Такое мнение можно услышать во многих северо-западных деревнях.
- Вот так. Кроме того, по законам правового государства башкиры должны быть признаны двуязычным народом, ведь 300 тысяч – цифра не маленькая. В обратном случае, есть ведь те, кто говорит, чтобы они ушли к татарам.
- Нет, они не хотят переходить.
- Да, не хотят. Во-первых, хорошо сохранилось самосознание, на протяжении веков, через переписи они сохраняли башкирское самосознание. Будет неправильно их отрезать от нации. Вы правы в этом плане.
-Казанцы никогда не признавали их язык за татарский.
- Конечно, они же разговаривают на «ич». Не «энкэй», «эткэй», а «эннэ», «эткэ», «кумач» говорят. Мой друг, всемирно известный археолог Альфред Халиков, всегда смеялся, говоря, что мой язык и не башкирский, и не татарский. Наш язык такой ведь…Я думаю, этот вопрос не закон, а время само решит. Так как в Башкортостане большинство живущих – башкиры. Невозможно же переселить башкир из Аргаяша, Кургана, Тук-Сурана в Башкортостан.
- Из Узбекистана, Казахстана необходимо вернуть. А эти и те, кто в Перми, Челябинске, Екатеринбурге, живут на своих землях.
- Конечно. А ведь их ошибочно еще диаспорой называют. Они не диаспора, они живут на своих исторических землях. Всегда повторяю, Башкортостан – сильная республика, она будет помогать соотечественникам на чужбине. А, во-вторых, никто не должен быть против, если татароязычный башкир называет себя башкиром. Вот, демские башкиры – у них очень красивый язык, но ведь и он отличается. Их же не невозможно поставить рядом с салъютами, очень много различий.
- Раиль Гумерович, а какие надежды возлагаете на программу «Народы Башкортостана»?
- Это рассчитанная на 25 лет стратегическая программа. Если наш парламент положит ее в основу проводимой политики, и не спеша построим правовое общество, то Башкортостан станет одной из самых развитых, цивилизованных республик. Такая возможность есть.
-В таком случае, не превратимся ли мы в Башкортостанскую Федерацию внутри Российской Федерации. Зачем мы пытаемся взять себе обязанности Москвы, Мари Эл, Казани?
- Есть историческая правда. Возьмём XV век. Здесь от Волги до Тобола жили башкиры. Земли были привольные, кочевали. В 1552 году русские берут Казань. Эта трагедия стала неожиданностью для башкир. Башкортостан на правах свободного вассалитета присоединяется к России. Вотчинное право на землю будет самое высшее право в России и им наделяются, кроме башкир, только бояре и мурзы, даже дворяне только помещики на землях. Ислам остается, самоуправление тоже. Так живут.. Во второй половине XVI века Москва начинает строить крепости на башкирских землях. И башкиры поднимаются на борьбу за свободу. С этого времени и до конца XVIII века башкиры борются за соблюдение условий договора между Москвой и Башкортостаном, за независимость. Некоторые ученые пытаются показать ее как борьбу против феодализма и крепостного права. Это не так. Вышедшая под моей редакцией книга американского историка Алтона Доннелли «Завоевание Башкирии Россией» на английском буквально называется «Покорение Башкирии Россией». Потому что акт о присоединении был в середине XVI века, а в реальности покорение шло 250 лет. Это целая эпоха! Башкирские восстания можно сравнить разве что с восстаниями североамериканских индейцев.
В 1711 году Петр I выдвигает гениальную идею: окружить Башкортостан крепостной линией! Этот гигантский план защищают Татищев, Кириллов. Это дело рук Петра Великого до сих пор не нашло достойной оценки. Строятся Исетская, Тобольская, Уйская, Яикская (от Верхнеуральска до Гурьевки), Сакмарская, Самарская (до Волги) линии. Т.е. образуется замкнутый круг. Это строительство заканчивается только в XIX веке. Самые последние построенные, Иликская и от Орска до Уя и устья Тобола линии, отделяют башкир не только от казахов Букеевской Орды, но и от всего Казахстана и калмыков. В этот промежуток переселяют казаков и татар. В конце XVI века татары начинают селиться за Камой. Башкир выдавливают оттуда, построив Закамскую линию (от Симбирска до Мензелинска). На территории Башкортостана остаются района Мензелинска, Актаныша, Муслимовский. Это все были башкирские земли. В XVII-XVIII вв. в Башкортостан пришло не так уж много переселенцев. В основном, на западные земли приходят татары. Если посмотрим карту, в наши Янаул, Бурай, Татышлы – удмурты, Мияки, Калтасы, Дюртюли – марийцы, Бижбуляк – чуваши, Еркеево – мордва переселяется. На черноземные районы приезжают украинцы. Самые последние пришлые – немцы, приезжают в Благоварский, а русские, вместе с латышами, возле Уфы, в Иглинский район. С конца XVIII века и в течение XIX века, во время строительства заводов на башкирских землях, увеличивается количество русского пришлого населения. Сначала на месте Свердловска, затем Нязепетровск, Уфалей, Миасс, Белорецк, Зилаир, Тубинский – все на территории Башкортостана. Таким образом, в самом центре Евразии формируется многонациональное население. Сейчас мы, как в Туркменистане, заявим «Русские – в Рязань!», «Татары – в Казань!», будет ли это законно? С политической и научной стороны, если посмотреть, конечно, вроде правильно, ведь у мари, чувашей, удмуртов – у всех есть свои республики. Но с точки зрения Декларации прав человека и цивилизованного общества, народ с места проживания никто выселить не может. Они все наши, башкортостанские. Кроме этого, многонациональность – это преимущество республики, ведь мононациональные государства, как правило, медленно развиваются.
- В Вас накоплен не только наш республиканский, но и весь мировой опыт. Я думаю, что высказанные Вами мысли и советы добавят мудрости нашим читателям, вооружат их терпением, укрепят их веру в будущее. Прощаясь, что бы хотели сказать нашей молодежи?
- Одно пожелание: больше задумываться о будущем Башкортостана, башкирского народа. Правильно оценивайте сегодняшнее положение дел, историю и будущее.. И ищите правильные пути из сложившихся ситуаций. Смотря назад, невозможно двигаться вперед. Необходимо жить, чувствуя пульс всего мира. Мы – высокоразвитый народ. Даст Бог, построим сильное независимое государство, не будем в Европе на вторых ролях.

Беседовала заведующая общественно-политической редакцией издательства «Китап» Зайтуна Ханова
Газета «Йэшлек»
6 февраля 1999 года
Перевод на башкирский выполнен редакцией портала "Башкирика"

Возврат к списку